yu_de_ki (yu_de_ki) wrote in feminism,
yu_de_ki
yu_de_ki
feminism

«Феминистское порно» не имеет ничего общего с феминизмом.

В последние годы всё большую популярность начинает приобретать так называемое «феминистское порно»: количество фильмов подобного жанра неуклонно увеличивается, а в 2006 году в Канаде была организована премия Feminist Porn Awards. Многие женщины с энтузиазмом подхватили идею о том, что можно снять порно, которое не будет противоречить идеям феминизма.
Из-за ложных стереотипов о феминистках, выступающих против порно, - что мы в одной лодке с религиозными деятелями (нет), что мы поддерживаем введение цензуры (также нет) или что мы презираем женщин, снимающихся в порнографии (нет, нет и ещё раз нет), - общество считает, что наше движение консервативно, не актуально и выступает против секса как такового. И напротив, феминистки, выступающие в защиту порно, уверяют, что они прокладывают дорогу в мир, в котором каждый сможет открыто познавать свою сексуальность.

На дне.

Любая нормальная дискуссия о том, что происходит в порно, как женщины оказываются вовлечёнными в него или какой эффект оказывает индустрия на женщин в целом, - утопает в восторженных возгласах о свободе и эмпауерменте.
«Я никогда не встречала женщину, сделавшую профессиональную карьеру и ушедшую в порно ради развлечения», - рассказывает Ванесса Белмонд, актриса, много лет снимавшаяся в порно и теперь активно поддерживающая борьбу с ним. «Многие связываются с этой индустрией из-за нищеты. Многие пострадали от насилия в детстве. Моя соседка по комнате занималась проституцией на улице с 14 лет, и к 18 годам, подавшись в порно-бизнес, она просто не знала ничего другого».
Даже феминистки, выступающие за порно, не отрицают того факта, что большинство женщин, вовлечённых в порнографию, просто не имели другого выхода. В документальном фильме «After Porn Ends» защитница порнографии Нина Хартли признаёт: «У них нет других навыков. Они не умеют заниматься торговлей, они не умеют работать в Excel. Многие люди, занятые в индустрии «развлечений для взрослых», просто не приспособлены к обычной работе».
Но вместо того, чтобы задаться вопросом, почему некоторые женщины оказываются в столь бесправном положении, выступающие за порно феминистки, кажется, только рады бросить их там, где они сейчас – на дне общества.

Нечто личное.

Возникнув в 1980-х гг. и существуя до сих пор, волна феминизма, поддерживающего порно, совпала с общими изменениями внутри феминистского движения, в результате которых индивидуализм заменил ушедшую в прошлое коллективную борьбу. Высказывание Дженифер Баумгарденер: «Феминизм – это нечто личное для каждой феминистки», - является примером обычного для наших дней взгляда на движение.

Проблемой такого подхода является то, что любой выбор, сделанной женщиной, воспринимается как проявление феминизма, просто потому, что она сделала его. Тот факт, что этот «выбор» мог быть сделан под влиянием сексистких, расистких или других общественных установок, очень удобно игнорируется, а вопрос о том, какой эффект подобный выбор может оказать на других женщин, вообще не поднимается.
Но социальное неравенство существует, и, к сожалению, слишком часто ограничивает выбор женщин, а также возможные альтернативы. В Канаде и США женщины по-прежнему зарабатывают на 20-30 % меньше мужчин. Как любое среднее значение, это число может варьироваться в зависимости от рассматриваемой социальной группы, поэтому, к примеру, белые женщины среднего и высшего класса зарабатывают больше (как в целом, так и в сравнении с мужчинами), чем женщины других национальностей.
Для белой образованной женщины, которая может позволить себе производство собственной порнографии и писать книги о том, как это всё «освободительно», подобная разница в зарплате – просто досадное неудобство. Для женщины другой национальности, у которой не было возможности получить высшее образование, как например Белмонд, от этой разницы зависит, будет ли она торговать своим телом или работать часами, чтобы свести концы с концами.

«Я думала, сниматься в порно – круто и интересно», - объясняет Белмонд. «Я думала, что буду вести захватывающий образ жизни. Я читала книги о порно и биографии актрис и была уверена, что смогу избежать подводных камней и заработать кучу денег. Но, наверное, как и любая другая женщина, подавшаяся в порно, я осталась ни с чем. И сейчас фото и видео со мной останутся в Интернете навсегда. Все могут посмотреть их, а порно-индустрия так и будет зарабатывать на мне деньги».

Немыслимо.

Для юных девушек, выросших рука об руку с Интернетом, призывы полного отказа от порно могут казаться чем-то немыслимым. Мы выросли в мире, настолько пронизанным порнографией, что уже не представляем секса без неё.
Принятие и любовь своего тела – тяжёлое испытание для женщин всех возрастов. На протяжении всей истории человечества патриархальные общества постоянно создавали правила, ограничивающие женскую сексуальность. Ответственность за их нарушения полностью или чрезмерно сурово возлагалась на женщин, что успешно лишило нас возможности заниматься сексом на собственных условиях. Несомненно, в основе идеи «феминистского порно» лежит желание женщин обрести сексуальную свободу.

Но действительно ли эта свобода сводится к простому увеличению количества секса вне зависимости от обстоятельств?

«Однажды я попробовала кокаин, но всегда больше увлекалась алкоголем. И однажды я подсела на болеутоляющие – они действительно очень распространены в порно-бизнесе, особенно для женщин, часто занимающихся аналом. И ещё я выкурила огромное количество травки. В противном случае, я была бы просто не в состоянии продолжать сниматься. Такими вещами не занимаются в трезвом состоянии», - вспоминает Белмонд.

Всё это никак не связано с образом сексуально свободной женщины. Это образ женщины, которая вынуждена лежать и думать о чём-то хорошем, стиснув зубы, чтобы пережить очередной сексуальный контакт. Те, кто называет феминисток, выступающих против порно, «пуританами», игнорируют тот факт, что производители порнографии делают именно то, чем занимались пуританине: отказывают женщине в праве на сексуальное самоопределение.

«Изображение сексуальной рабыни»

Слово «порнография» происходит от греческого porne («сексуальная рабыня») и graphos («писать» или «изображать»). В Древней Греции «porne» служило названием для проституток низшего класса, считавшихся особенно «мерзкими», а от того доступными каждому и в любой момент.
Буквально «порнография» означает «изображение женщин в качестве мерзких шлюх». Если сегодня порно и считается как простой демонстрацией полового акта, то только потому, что общество уже привыкло воспринимать женские тела как нечто грязное и существующее для удовлетворения мужских желаний. Может быть, сегодня чрезмерное насилие в порно и осуждается, но изображаемая в нём ненависть к женщинам стала более чем привычной для массового сознания ещё много веков назад.
Подобное слияние секса и жестокости и определяет порнографию как жанр. Именно поэтому она так эффективно изменяет отношение мужчин к женщинам и сексу в худшую сторону.

В одном из ранних исследований, проведённом психологом Нилом Маламутом, здоровым мужчинам без криминального прошлого предлагалось посмотреть крайне жестокие порнографические сюжеты в течение 10 минут. После этого им задавался вопрос, «заслуживают» ли женщины изнасилования и получают ли они от этого удовольствие. В отличие от контрольной группы, посмотревшие порно мужчины полностью согласились с этими мифами об изнасиловании.

Позже многочисленные исследования только подтвердили, что порно располагает мужчин к насильственным действиям против женщин. Часто в результате такого воздействия на их сексуальность мужчины становятся неспособными почувствовать возбуждение без элементов доминирования или насилия в половом акте. Полученные результаты оказались настолько разоблачительными, что иногда университеты просто запрещали проводить дальнейшие исследования на ту же тему. Эд Доннерштайн, учёный из Аризонского университета, заявляет: «Многие из моих коллег уверены, что связь между порнографией и последующей агрессией, а также изменениями в отношении к женщинам намного крепче, чем связь между курением и раком лёгких».
Нью-йоркский кризисный центр для женщин и их детей, пострадавших от абьюза, - «Sanctuary for Families» - один из многих кризисных центров, поднимающих вопрос взаимосвязи порнографии и избиения женщин. Юристка Амариз Пена Чавез, работающая в этом центре, объясняет: «Примерно 70% случаев сексуального насилия над моими клиентами тем или иным образом связаны с порнографией. Мужчина либо смотрел порно, а потом хотел повторить увиденное, либо заставлял смотреть женщину, а потом пытался снять свой собственный фильм».

Другая юристка из этого центра – Хилари Сангхи Сео – подчёркивает: «Чаще всего женщины чувствуют себя КРАЙНЕ униженно и разбито. Они краснеют, плачут или впадают в ступор, рассказывая о произошедшем».

Что ещё требуется от этих женщин, чтобы получить поддержку «феминистского» движения, изначальная цель которого – сражаться за их жизни? Как громко должны кричать эти женщины, чтобы их наконец услышали?
Границы сексуальной репрезентации.

На самом деле, «феминистское порно» - очень странная идея. Его название предполагает, что «обычное» порно не является феминистским, несмотря на то, что некоторые феминистки уже пару десятков лет заявляют, что в нём в целом нет ничего плохого. Уж не является ли это признанием, что в порно-стране на самом деле не всё так радужно, как нам говорят?

В премии Feminist Porn Awards, которая ежегодно проходит в Торонто с 2006 года, «феминистичность» порно определяется по четырём критериям:
1) Женщина и/или представитель маргинализованной группы принимали участие в производстве/написании сценария, руководили съёмками и так далее;
2) В ролике изображено неподдельное удовольствие со стороны женщины;
3) Работа расширяет границы сексуальной репрезентации;
4) Ролик разрушает стереотипы, часто встречающиеся в «обычном» порно.
Учитывая то, что в 2012 году номинантами стали такие ролики как «Покорная шлюшка» и «Тёлочки на привязи», каким именно образом «феминистское» порно должно расширять эти самые границы сексуальной репрезентации – остаётся неясным. Но критерий, требующий участия женщины в производстве ролика? Простите, но тогда даже некоторые обычные порно-ролики могут быть названы «феминистскими».

В введении к «Книге феминистского порно» (The Feminist Porn Book) чётко написано: «Феминистское порно производится в рамках всё той же порно-индустрии феминистками, чьи работы спонсируются и распространяются такими крупными компаниями как Vivid Entertainment, Adam and Eve и Evil Angel Productions».

Если бы «феминистское порно» охватывало лишь небольшие независимые студии, производящие квир-порно, оно не имело бы ни малейшего шанса снизить ущерб от многомиллионной мизогиничной индустрии. Но тот факт, что так называемые «феминистки», снимающие порно, охотно сотрудничают с этой индустрией, показывает, ради чего всё это создаётся на самом деле: деньги.

Определение свободы.

Никто даже не пытается переосмыслить наше представление о сексе. Почему, например, нам вообще так нужна порнография? Несмотря на то, что в сексуальном удовольствии нет ничего плохого, есть ли у кого-то право покупать чужое тело для этого? Феминистки, выступающие в защиту порно, определяют «равенство» как «равные возможности эксплуатации», предоставляя женщинам (по большей части белым представительницам среднего класса) право удовлетворять свои потребности за счёт страданий других, как это уже делают мужчины.

Таким женщинам как Белмонд – женщинам, пострадавшим во время съёмок или из-за самого существования порнографии – очевидно, не место в подобном определении свободы.
«Люди, перестаньте думать: «Ну, она же сама решила сниматься, поэтому мне не должно быть стыдно смотреть это»», - умоляет Белмонд. «Да, я ЗНАЮ, что сама выбрала этот путь. И я знаю много других женщин, которые тоже сами выбрали всё это. Но многие из них подверглись ужасному насилию в молодости, они пережили много дерьма, в том числе наркотики… То, что они сами сделали свой выбор НЕ ОЗНАЧАЕТ, что смотреть на их страдания – нормально».
После ухода из порно Белмонд пришлось много часов работать за мизерную зарплату, чтобы хоть как-то выжить. Правозащитная организация AntiPornography.org, в которой Белмонд сейчас работает волонтёркой, всеми силами старалась помочь ей. В будущем Белмонд хотела бы получить должность руководителя социальной программы «Youth and Sex Industry Outreach» (оплачиваемая должность с полным рабочим днём), чтобы помочь остальным женщинам покинуть порно-бизнес.

Но сколько ещё страданий женщин должны стать чьим-то развлечением? Сколько ещё женщин должны быть изнасилованы или избиты, потому что их парнёры узнали о сексе из porne-graphos – изображения женщины в качестве грязной шлюхи? И сколько ещё должно пройти времени, чтобы защищающие порно феминистки наконец соизволили обратить своё внимание на всё это?

Феминисткам необходимо возобновить обсуждение проблемы порнографии – не в качестве теоретического вопроса, а в качестве вопроса жизни и смерти. Большинство из нас не столкнулись с порно-индустрией на собственном опыте, у нас нет тех ран, которые есть у порно-актрис и нам не понять их боль. Но как женщины, мы все живём внутри одной и той же сексистской системы. Каждая из нас подвергается её огромному влиянию, и каждая так или иначе пострадала от неё. Если мы отказываемся бороться с индустрией, которая заставляет женщин страдать ради развлечения общества, - мы отказываемся бороться с сексизмом вообще. И на этом пути мы не имеем права игнорировать опыт таких женщин, как Белмонд.


Перевод и адаптацию текста выполнила Ксюшка Деффчушка специально для Body Positive

Оригинал: https://vk.com/wall-57529824_114674

Источник: http://www.fairobserver.com/region/north_america/whose-porn-whose-femnism/



Tags: порнография
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments