Jane Doe (friend_sinatra) wrote in feminism,
Jane Doe
friend_sinatra
feminism

Бросил больную жену и детей, но сделал бизнес на этом

Пострадавшую в «Хромой лошади» в больнице бреют наголо, потому что некому купить ей шампунь
Ирину Пекарскую никто не навещает.


Многие из тех, кто пострадал в «Хромой лошади», вернулись к нормальной жизни. Наверное, тяжелее всего сложилась судьба Ирины Пекарской.

Напомним, пожар в пермском ночном клубе «Хромая лошадь» случился, 5 декабря 2009 года. В ту ночь заведение отмечало свое восьмилетие, на вечеринку собралось более 350 гостей. В полночь запустили фейерверк, горящая искра попала в потолок, начался пожар. Погибли 156 человек, многие остались инвалидами.

На скамью подсудимых сели девять человек - это хозяева и менеджеры клуба, пожарные инспекторы, которые приходили в «Лошадь» с проверками, но закрывали глаза на нарушения, а также пиротехники, устроившее смертельное шоу. На сегодня за решеткой остаются двое - учредитель клуба Анатолий Зак и арт-директор Олег Феткулов.

Врачи говорят, что в случае с Пекарской медицина бессильна, запас возможностей для реабилитации у организма исчерпан. Ее мозг, отравленный в «Хромой лошади», никогда не восстановится. Женщина прикована к постели. Она никого не узнает, не говорит, не может держать ложку.

- Состояние Ирины, к сожалению, не меняется уже несколько лет - ей не становится ни хуже, ни лучше, она инвалид первой группы, - говорит ее лечащий врач Любовь Брежнева. - У моей пациентки сознание грудного ребенка. Она реагирует на боль, знакомые голоса - может заплакать или закричать. Как в таковом лечении она не нуждается, сопутствующих заболеваний нет. Все, что ей нужно сейчас, это грамотный сестринский уход и внимание близких.

Ирина, напомним, пришла в «Хромую лошадь» вместе с мужем. Сергей рассказывал, что вышел на улицу покурить, а через несколько секунд начался пожар, из клуба стали выбегать люди. Мужчина зашел внутрь за женой, а там - густой едкий дым. Вдохнув, он начал терять сознание. Кто-то схватил его за руку и вытащил на улицу.

Ирина нашлась только к утру - в МСЧ №9 она числилась как неопознанная. Ее, как и многих других пострадавших, отправили в Москву. 45 дней она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких.

Окончательный диагноз - «тяжелое токсическое поражение головного мозга».

- Ее смотрели лучшие неврологи, но все, что мы могли сделать, было сделано еще в остром периоде заболевания, - считает заведующий отделением неврологии краевой больницы Александр Желнин. - К сожалению, чуда в этом случае не будет, она хосписная больная.

Сразу после пожара в клубе пермяки собирали для Пекарской деньги на лечение в Германии. Ирина провела там несколько месяцев. К сожалению, поставить пермячку на ноги немецкие врачи не смогли.

И уже шесть лет 29-летняя женщина находится в неврологическом отделении краевой больницы. Смотреть на нее без слез просто невозможно. В огромной палате - только кровать. Телевизор, тренажеры, сиделка - ничего этого давно нет, реабилитация не проводится. Худая, челюсть ввалилась, руки и ноги скрючило. Ирину бреют наголо, потому что шампунь и другие средства гигиены родные не приносят. Сердобольные медики скидываются только на самое необходимое - мази для профилактики пролежней и одноразовые пеленки.

- Близкие навещают Иру крайне редко, ухаживают за ней наши медсестры, если не успевают управиться - задерживаются после работы, - рассказывает лечащий врач. - Пациентку нужно кормить через зонд, менять катетеры, переворачивать несколько раз в день, чтобы не было пролежней и пневмонии.

- Но, может быть, нужно снова объявить сбор средств и найти хорошую клинику за границей? - спрашиваем мы.

- Она уже лечилась в Германии, толку было мало. В данном случае это лишь бесполезная трата огромных денег.

Мама Иры живет в Березниках, она инвалид, с трудом передвигается только по квартире. Галина Васильевна растит двух детей Ирины (отца мальчиков, мужа Ирины, лишили родительских прав). Плачет, но приехать к дочери и забрать ее к себе не может. Пожилая больная женщина просто не справится.

- Артур нынче заканчивает первый класс, а Саша - уже третий, - рассказывает она. - Алименты их отец не платит с декабря, но я оформила опекунство над мальчиками, получаем около 20 тысяч рублей, нам вполне хватает. Ребятки хорошие, учатся на «четверки», ходят в бассейн. Знают, что мама сильно заболела, но все равно ждут, когда она вернется.

Галина Васильевна надеется, что дочь перевезут в больницу в Березники. Там есть отделения сестринского ухода и паллиативной помощи, но этим вопросом родственникам нужно заниматься самим, ходить по инстанциям, оформлять бумажки, ездить в Пермь. Она не сможет.

Опекунство над Ириной оформлено на ее супруга, соответственно он получает пенсию по инвалидности, средства по уходу. Куда девает - не известно. В тумбочке у кровати мы нашли начатую упаковку влажных салфеток и тюбики со старыми кремами.

- У Ирины он появляется крайне редко, мы уже забыли, как он выглядит, - прямо говорят врачи. - Появляется, когда журналисты ему звонят или из опеки.

Мы дозвонились до Сергея.

- С чего вы взяли, что я не навещаю жену? Врачи могут говорить, что угодно, я Ирину не бросил, - кипятится мужчина. - Я и так пять лет буквально прожил в больницах. А мне тоже нужно работать и содержать детей. У меня их шестеро.

- В отношени детей Ирины вас лишили родительских прав, назначили алименты, которые вы уже полгода не выплачиваете.

- Впервые об этом слышу.

Мы обратились в краевое министерство здравоохранения и попросили помочь Ирине и ее родственникам с переводом, сиделкой и обеспечением всем необходимым. Чиновники обещали к понедельнику разобраться с ситуацией и ответиь на наши вопросы.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ

Пострадавшую в «Хромой лошади» перевезли в родной город. Ирина Пекарская расплакалась, когда впервые за долгое время увидела свою семью.

- Не волнуйтесь, пожалуйста, Ирине у нас будет хорошо, - успокаивали нас медсестры паллиативного отделения больницы в Березниках, куда в понедельник привезли пострадавшую в "Хромой лошади". - Мы с ней будем заниматься лечебной физкультурой, скорректируем план реабилитации, врачам разным покажем. Вот увидите, она у нас скоро бегать будет и кашу ложками кушать. Ведь дома и стены помогают.

На пожаре в клубе, напомним, 29-летняя Ирина Пекарская надышалась угарным газом, у нее тяжелое токсическое поражение мозга. Ее лечили в Москве, Питере, в Германии. Последние шесть лет прикованная к постели девушка провела в неврологии пермской краевой больницы. За ней ухаживал гражданский муж, но со временем в палате жены он стал нечастым гостем, хотя все деньги, положенные пострадавшей, - пенсия инвалида, компенсация от виновников трагедии, благотворительные и спонсорские средства - получал сам и тратил по своему усмотрению. По скромным подсчетам это сотни тысяч евро.

Ирину провожали всем отделением

Мама Ирины живет в Березниках, растит двух детей Ирины и Сергея (сыновей мужчина бросил следом за женой, его лишили родительских прав). После инсульта у женщины парализована правая часть тела, она просто не в состоянии забрать к себе и дочь.

Так Ирина осталась совсем одна - забытая, неизлечимо больная и одинокая женщина. У нее не было элементарного - мазей от пролежней, пеленок, шампуня. Но самое главное, у нее не было внимания близких, в котором она так сильно нуждается.

После публикаций в "Комсомолке" откликнулись сотни неравнодушных людей - приносили Ирине шампуни и медикаменты, собирали деньги, делились контактами хороших сиделок и юристов. Подключились краевые чиновники, которым удалось буквально за выходные организовать перевод Пекарской в Березники.

Переезжали в понедельник рано утром. Ирину собирали с выходных. Разобрали и сложили подарки от пермяков - десятки пакетов с пеленками, салфетками, туалетной бумагой, памперсами. Отдельно мази, крема и шампуни. В одну машину вещи не влезли, часть погрузили и отправили в Березники с журналистами "Комсомолки".

Ирина словно поняла, что едет домой. Она улыбалась, смотрела по сторонам огромными глазами и просто млела от удовольствия, пока ее одевали и грузили в реанимобиль.

Проводить ее вышли главный врач краевой больницы и медики, которые ухаживали за девушкой шесть лет. Всем было грустно и радостно одновременно: Ирина едет домой, к маме и детям.

- Пациентка сейчас очень нуждается во внимании и участии родственников, - говорят врачи краевой больницы. - Несмотря на тяжелое состояние, она способна испытывать минимальные эмоции. Мы, конечно, тоже ее не оставим. Будем курировать Иру дистанционно, при необходимости - лично.

Скромно, но чисто и уютно

Паллиативное отделение березниковской городской больницы рассчитано на лежачих тяжелобольных пациентов, которые нуждаются в постоянном медицинском наблюдении - это онкобольные, парализованные после инсульта, с осложнениями после сахарного диабета. В данный момент там находится 22 человека. Ирину положили в четырехместную палату, у нее свой небольшой уголок - удобная кровать с противопролежневым матрасом, столик для кормления, шкафчик для личных вещей и тумбочка.

- Одноместных палат у нас нет, но Ирине, на наш взгляд, она не нужна, - говорят березниковские врачи. - Здесь она постоянно будет находиться среди людей, учиться общаться. Мы только приветствуем, если к ней как можно чаще будут приходить посетители.

- За Ирину переживают тысячи людей, ей что-нибудь нужно?

- Все, что сегодня привезли, более чем достаточно , хватит на год вперед. С остальным, думаем, вполне смогут разобраться родственники. Ирине нужно делать массаж, желательно - профессиональный. Постепенно нужно будет садить ее в кресло.

В отделении, конечно, нет евроремонта, старые рамы на зиму пришлось заколотить, чтобы не дуло. Но в целом очень чисто и уютно, много цветов. Обшарпанных стен и рваных простыней мы не увидели.

Ирине все понравилось однозначно. Она смеялась, когда с ней знакомились врачи и расспрашивали, как Ира перенесла дорогу. Когда вошел старший брат, она сразу перевела на него взгляд, и по щечками побежали слезы.

"Мы уже график составляем, кто первый пойдет к Ирине"

- Как же я рада, что Ирина теперь будет с нами, - говорит ее мама и показывает нам фотографии дочки. - Посмотрите, какая она у нас красавица. На школьном выпускном была лучше всех! Мы все будем о ней заботиться. И крестная, и братья, и подруги. Уже решаем, кто первый пойдет в больницу.

Галина Васильевна живет в двушке вместе с внуками и семьей сына. Говорит, что места всем хватает, и мальчикам здесь очень хорошо:

- Я им вместо мамы и папы, приучаю к порядку, контролирую, как они выполняют домашнее задание. Сашка, который старший, очень любит разбрасывать свои вещи. У нас еще собака живет, но им обоим еще кого-то подавай, просят у меня хомяка.

Пока мы пьем на кухне чай, из школы прибежал 8-летний Артур, он заканчивает первый класс. Мальчишка - копия мама.

- Ты помнишь маму? - спрашиваем мы. Мальчик молчит и показывает нам Ирину на фото.

- Будешь к ней в гости ходить? Она тебя очень ждет и любит.

- Буду, - кивает серьезный Артур и показывает на наш фотик: - дай хоть разок сфоткать.

По словам бабушки, отца дети боятся.

- Когда он приезжал в последний раз, они убежали в другую комнату и спрятались за шторой, не захотели с ним даже разговаривать.

- За Ирину переживают тысячи людей, ей что-нибудь нужно?

- Все, что сегодня привезли, более чем достаточно , хватит на год вперед. С остальным, думаем, вполне смогут разобраться родственники. Ирине нужно делать массаж, желательно - профессиональный. Постепенно нужно будет садить ее в кресло.

В отделении, конечно, нет евроремонта, старые рамы на зиму пришлось заколотить, чтобы не дуло. Но в целом очень чисто и уютно, много цветов. Обшарпанных стен и рваных простыней мы не увидели.

Ирине все понравилось однозначно. Она смеялась, когда с ней знакомились врачи и расспрашивали, как Ира перенесла дорогу. Когда вошел старший брат, она сразу перевела на него взгляд, и по щечками побежали слезы.

"Мы уже график составляем, кто первый пойдет к Ирине"

- Как же я рада, что Ирина теперь будет с нами, - говорит ее мама и показывает нам фотографии дочки. - Посмотрите, какая она у нас красавица. На школьном выпускном была лучше всех! Мы все будем о ней заботиться. И крестная, и братья, и подруги. Уже решаем, кто первый пойдет в больницу.

Галина Васильевна живет в двушке вместе с внуками и семьей сына. Говорит, что места всем хватает, и мальчикам здесь очень хорошо:

- Я им вместо мамы и папы, приучаю к порядку, контролирую, как они выполняют домашнее задание. Сашка, который старший, очень любит разбрасывать свои вещи. У нас еще собака живет, но им обоим еще кого-то подавай, просят у меня хомяка.

Пока мы пьем на кухне чай, из школы прибежал 8-летний Артур, он заканчивает первый класс. Мальчишка - копия мама.

- Ты помнишь маму? - спрашиваем мы. Мальчик молчит и показывает нам Ирину на фото.

- Будешь к ней в гости ходить? Она тебя очень ждет и любит.

- Буду, - кивает серьезный Артур и показывает на наш фотик: - дай хоть разок сфоткать.

По словам бабушки, отца дети боятся.

- Когда он приезжал в последний раз, они убежали в другую комнату и спрятались за шторой, не захотели с ним даже разговаривать.

http://www.dv.kp.ru/daily/26676.4/3699738/
http://www.dv.kp.ru/daily/26678/3701543/
Tags: патриархат в действии
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments